Решившись написать эту статью, я долго размышляла над тем, стоит ли затрагивать неудобные темы, о которых не принято открыто говорить, обсуждая роль женщин в этой жуткой трагедии: семейное насилие? Многие психологи стараются избегать острых углов и однобоко смотрят на жертву и ее мучителя.

Сразу же хотелось бы отметить: я против насилия над женщиной, я против насилия над детьми! Избитая фраза: «Сама виновата», попытки окружающих обвинить жертву, обесценить ее страдания и оправдать действия агрессора, не вызывают у меня ничего, кроме злости, негодования и гнева. Однако тема насилия со стороны супруга очень сложная.

Попробуем разобраться в ней, понять, почему это происходит, как распознать мужа-тирана и как найти в себе силы уйти или остаться. Да-да, Вы не ошиблись! Даже остаться. Бывает в жизни женщины и такой выбор. Это как раз одна из неудобных тем, которые хотелось бы обговорить в данной статье. Но начнём по порядку.

Как распознать мужа-тирана?

О том, как распознать тирана сказано и написано уже много. Давайте просто пробежимся по основным признакам, которые присущи мужу-агрессору. Важно отметить, что эти признаки могут быть неявными на первых этапах отношений, набирать силу по истечении времени, а иногда, даже восприниматься как забота, проявление любви, беспокойства за свою супругу.

  1. Пожалуй, самым ярким признаком является потребность мужа сделать женщину стопроцентно зависимой от него:
  • Материально. «Зачем тебе получать образование? Это пустая трата времени». «Зачем тебе искать работу? Я заработаю. Лучше занимайся хозяйством, сиди дома. Скоро дети пойдут, всё равно в декрет уходить».
  • Психологически. «Только я твоя надежда и опора». «Только со мной тебе будет хорошо».
  • Эмоционально. «Нам друг без друга будет очень плохо». «Только со мной ты будешь счастлива».
  • Он стремиться разорвать все социальные связи женщины. «Зачем тебе друзья и подруги? Они завидуют нам и будут влезать в наши отношения. А твои подруги спят и видят, когда мы расстанемся. Эти дуры мечтают разлучить нас, могут наговорить тебе про меня что угодно». «Ты слишком часто общаешься с родителями. Твоя мать, наверно, хотела, чтобы ты вышла замуж за принца». «Если ты меня любишь, не общайся с ними».

Во что это может превратиться через некоторое время? Женщина однажды понимает, что она полностью зависит от мужа материально: нет работы, нет своих денег, нет своего жилья; она не имеет устойчивых социальных связей: с подругами она не общается уже долгое время, говорить родителям о том, что не всё в ее жизни хорошо, стыдно, помощи и поддержки просить не у кого.

  1. Ревность и контроль. «Девочки! Вы не представляете, как сильно он меня любит! Следит за тем, где я, с кем я. Боится потерять! Помните Кольку? Мы в институте вместе учились? Сказал, чтоб не звонил мне, иначе нос разобьет».

Во что это превращается потом, когда эйфория проходит? В страх заговорить с незнакомым мужчиной на улице, когда нужно спросить дорогу или «который час», в страх вызвать очередное беспочвенное подозрение, когда звонит старый знакомый и приглашает на встречу выпускников в родную школу, в страх потратить лишние деньги на покупку новых колготок, потому что это всё может вызвать очередную бурную реакцию.

  1. Формирование комплекса вины. «Я тут твоему Кольке нос разбил. Сама виновата! Я же просил с ним не общаться».

К сожалению, дальше комплекс вины будет только разрастаться. «Ты сама виновата, что я зол. Я голодный! Ты готовишь просто отвратительно!» «Я испортил свою рубашку и галстук из-за тебя! Что?! Так сложно поставить чашку с кофе на стол НОРМАЛЬНО?!» «Я опоздал на работу, потому что ты мне, тварь, вовремя не приготовила завтрак!» «Я бы успел сдать отчет, если бы не пришлось звонить тебе, спрашивать, чем ты занята. Тебя же постоянно надо контролировать!» «Я вчера пришел пьяный, потому что не хотел на трезвую голову смотреть на тебя!» И еще много и много таких причин для криков, агрессии.

  1. Удары по самооценке, оскорбления и унижения. «Какая же ты глупая, ничего без меня не можешь!» «Опять ты со своей тупостью! Если не знаешь, как правильно ответить, лучше вообще заткнись, не позорь меня!» «Вот видишь, как должна выглядеть НАСТОЯЩАЯ ЖЕНЩИНА! Вот это фигура! А ты как мышь серая!»

Мужчина-тиран будет стремиться критиковать, унижать и высмеивать свою женщину, пока она не поймет, да! Именно не ПОЙМЕТ, что никому кроме него она не нужна, что никто другой на нее даже не посмотрит, что она глупая, некрасивая, недостойная, нежеланная, и только он один, как последний дурак, связался с ней, и она должна быть ему благодарна за то, что она не осталась до конца дней своих старой девой, что в ее жизни есть ОН.

  1. В этом пункте объединим несколько признаков. Наказание. Первая пощечина или другое физическое, или психическое воздействие трактуется, как несдержанность эмоций, накал страстей. «Он такой взрывной! Наверно, не смог совладать с собой… Сильно любит, переживает. Это я виновата… Дала повод для ревности. Принес цветы, извинился, я никогда не видела его таким! Он стоял на коленях, плакал. Потом мы страстно занимались любовью»

Но, очень скоро все сомнения рассеваются и то, что раньше казалось попыткой сброса напряжения и переполненности чувствами, превращается в обыденность. Наказание становится реальностью, порой, неотвратимой. У женщины формируется страх перед наказанием. Её ощущение безопасности становится зависимым от настроения мужа, от его состояния, так как, зачастую, мужья-агрессоры имеют различные виды зависимостей (алкогольная, наркотическая, игромания).

Почему это происходит?

Существует ряд причин, по которым у мужчины формируется склонность к проявлению насилия в семье. Говоря о нем, мы представляем себе жестокость в отношении слабых, зависимых и, зачастую, беспомощных: жена, дети, родители-старики, то есть, всех тех, кто не может дать отпор и оказать жесткое сопротивление. Многие женщины-жертвы отмечали, что при взаимодействии с другими людьми, мужчинами и женщинами, из мужья-тираны становились трусливыми, услужливыми, заискивающими.

Рассмотрим основные версии.

  1. Психологическая травма. Будучи мальчиком, он сам мог быть жертвой противоправных действий со стороны взрослого члена семьи или лица, приближенного к семье, так сказать, вхожего в дом (друг семьи, сосед и т. п.). Причем, под противоправными действиями можно понимать не только физическое, психическое, но и сексуальное насилие. Особенно страшна эта травматизация в случаях, когда жертва любила или была сильно привязана к растлителю (отец, дед, дядя, брат и т. п.).
  2. Семейный сценарий и модель поведения. Мальчик рос и формировался, как личность, в атмосфере жестокости отца/отчима по отношению к матери/мачехе или ко всем «домашним». Для будущего мужчины данное поведение в отношении женщины могло стать нормой, способом добиться своего, способом держать всё под контролем. Будучи ребенком, он усвоил, что насилие – это ключ к послушанию и благополучию. Разумеется, далеко не все мужчины, которые воспитывались в родительских семьях в атмосфере насилия, прибегают к подобной модели поведения в собственных семьях. Некоторым мальчикам ценой собственной безопасности приходилось защищать матерей от разъяренных отцов. Часто можно слышать страшные рассказы мужчин о том, что им приходилось переживать в детстве, когда отцы-тираны издевались над матерями, наносили им увечья на глазах у беспомощных детей. Однако, разбирая проблемы насилия в семье, психологи нередко сталкиваются именно с повторяющимся семейным сценарием.
  3. Типология личности или психопатология. В процессе прохождения определенных стадий развития, ребенок может зафиксироваться на каких-либо садистических эмоциональных переживаниях. Такие фиксации приводят к закреплению некоторых личностных особенностей. Также склонности к агрессивному поведению способствуют последствия каких-либо травм и заболеваний, в том числе, наследственных. Как правило, если речь идет о типологии или психопатологии, то агрессия распространяется не только на семью, но и на всё окружение человека.
  4. Зависимости. Личность человека, который страдает от алкоголизма или наркомании, претерпевает множественные изменения, порой, необратимые. Безусловно, подобные нарушения психики могут оказывать крайне негативное влияние на поведение, восприятие окружающих и самовосприятие, также зависимость стирает некоторые грани допустимого и понимание морально-этических норм. Обращаясь к статистике, мы снова можем видеть, что большинство преступлений против жизни и здоровья женщин совершаются мужчинами в состоянии измененного сознания.

Что делать: уйти или остаться?

Сразу же хотелось бы отметить… УХОДИТЬ! Во имя своей безопасности, благополучия, личного счастья, психического и физического здоровья своих детей! Уходить! Существует огромное количество благотворительных фондов, временных убежищ для женщин с детьми, групп поддержки. Они помогут оформить утраченные документы, найти работу, устроить детей в детский сад, окажут поддержку, поспособствуют восстановлению связей с родственниками и друзьями. К сожалению, не каждый такой фонд или кризисный центр может сопровождать женщину в рамках длительной психологической реабилитации. Здесь может оказать помощь психолог или психотерапевт.

Но, что за глупый вопрос в подзаголовке? Что значит «остаться»? Как вообще такой вариант возможен?! Ведь по самой скромной статистике каждый год десятки женщин по всей стране гибнут от рук собственных мужей, сожителей, любовников!

Возмущения справедливы, но, вспомните. Встречали ли Вы в своей жизни женщин, которые ДЕСЯТКИ лет живут с агрессорами? Почему они живут с ними? Почему не уходят? Почему позволяют много лет издеваться над собой и детьми? Почему терпят такое отношение? Сразу же давайте обозначим, что не будем рассматривать ситуацию асоциальной или неблагополучной семьи, потому что это очень сложная тема и, при всем желании, осветить ее в одной статье не получится, так как алкоголизированная или наркоманизированная супружеская пара – это еще и вопрос глубочайших личностных травм и созависимости, болезни и распада личности. Так почему не уходят?

Вот мы и подошли к той самой «неудобной» теме.

Можно долго говорить о любви к агрессору, нежелании «лишать детей отца», материальной зависимости и многом другом. Хотя, мы недавно обсудили: выход есть. Но, подумайте, в подобных случаях, в чем вторичная выгода женщины? Да-да, в это сложно поверить, но существует определенная выгода! Она не всегда видна невооруженным глазом. Женщина не уходит, потому что жизнь с агрессором – это ее миссия!

«Он без меня умрёт, я ему нужна» или «Я его изменю»

«Я должна страдать ради детей» или «Это мой крест»

«Зато меня жалеют все окружающие» или «Меня считают хорошей».

Что это за выгоды? Что реализует женщина для себя, живя с тираном?

  • Созависимость – болезненная разрушительная психоэмоциональная связь с агрессором;
  • Личный травматичный опыт, в том числе, приобретенный в родительской семье, и попытка его отработки через повторение травматизации;
  • Мазохистическая типология личности (фиксация), как основа для самонаказания.

Каков вывод?

Какой вывод можно сделать? Безусловно, бежать от мужа-тирана или жить с агрессором – это выбор женщины, иногда неосознанный. Если женщина нашла в себе силы уйти, то ее можно смело назвать ресурсной. Любовь и уважение к себе, любовь и забота о детях смогли победить. А если нет ресурса? Если есть понимание, что так жить нельзя, и существует реальная угроза физической и психической безопасности детей, но нет сил, как тогда быть? Подключать как можно больше специалистов к решению проблемы.

Семьи, в которых процветает насилие, становятся закрытыми для окружающих – это основное препятствие на пути к помощи. Психологическая поддержка – одна из этих протянутых рук. В России, как и во многих развитых странах, существуют телефоны доверия и бесплатные центры психологической помощи, в.т.ч. для жертв домашнего насилия. Если у Вас нет возможности получить поддержку близких людей, Вы всегда можете найти ее. Главное – это понять, что Вам нужна поддержка и начать ее поиски.

Автор: Анна Михайлова